Блокпосты Донбасса усилили ротами радиационной защиты

Коронавирус обходит стороной Святогорскую Лавру, массово отметившую Пасху

Чтобы объехать Донецк вдоль всей линии соприкосновения — от Мариуполя до Святогорска – нужно преодолеть в среднем семь-восемь блокпостов армии и Национальной гвардии, которые в некоторых местах будут обязательно усилены группами медиков с термометрами наперевес. Это жестко, понятно и надолго.

Блокпосты Донбасса усилили ротами радиационной защиты

фото: Дмитрий Трофименко

На Украине с 11 мая везде, кроме Львовской области, вводится концепция «адаптивного карантина». То есть к работающим с 1 мая рынкам и продуктовым магазинам добавились парикмахерские, летние площадки в кафе, стоматологи и юристы с нотариусами.

Но Донбасс при этом сохраняет все свои военные особенности — линия соприкосновения официально наглухо закрыта до 22 мая, железнодорожного и автобусного сообщения между городами нет, система блокпостов на подконтрольной Украине части кое-где усилена полицейскими и медицинскими постами. А кое-где рядом с бойцами с автоматами появились военные из рот биологической, химической и радиационной защиты — у этих в руках распылители типа садовых для колорадского жука, рядом автомобильные цистерны с дезинфицирующими средствами. Эти роты есть при каждой бригаде, и в их составе, что интересно, кроме «дезинфекторов» есть и противотанковые подразделения.

Карта заражения COVID-19 совсем не совпадает с медицинскими блокпостами. Больше всего зараженных в Мариуполе, а окружен постами Покровск (переименованный Красноармейск), самый скандальный — город Святогорск с его православной Лаврой, где громко и многолюдно отпраздновали Пасху —  вообще без медицинских постов и заболевших.

В Святогорске на выходных нашли первую женщину с COVID-19 — она приехала из России, после чего ее проверили. Чтобы тебе сделали анализ на коронавирус, нужно отличиться — побывать недавно в Италии или России, или быть контактным с ранее выявленным больным. Только поэтому больше 30% выявленных зараженных в той же Донецкой области — медработники. В большинстве своем одной больницы — областной в Мариуполе.

На остальной территории в «этот коронавирус» не сильно верят, да и некогда — все стараются выжить. «Не принимаем мы кредитные карты, все как-то неофициально, четвертый день работаем на свой страх и риск!» — говорит мне женщина с уставшими глазами на окраине самого пострадавшего во время войны 2014-го места возле Славянска — поселка Семеновка. Торгует она садовыми фигурками — жизнерадостными гномами, ежиками, черепашками. В качестве торговой точки использует старый гараж рядом с изрешеченным осколками забором и таким же разбитым торговым павильоном. «Мы тут шестой год отстроиться и отойти от пережитого не можем, а как там люди, дома которых так и находятся у линии фронта?!» — спрашивает она заезжего журналиста.

Желающих украсить сад при доме в этих местах не так много, примерно, как туристов в близком Святогорске. Сейчас на Донбассе по железной дороге, от Славянска до Константиновки, снуёт только один поезд с плацкартными вагонами — он в режиме «электрички» перевозит рабочих с пропусками на еще работающие заводы.

В Святогорск можно добраться только на своей машине. На горе над монастырем возле памятника большевику Артему один работающий киоск, где продают местное варенье из молодых еловых шишек, и не больше пары десятков приезжих одновременно.

«Приехали из Покровска с семьей на выходные, сняли номер в отеле за 600 гривен (примерно 1700 рублей — прим. «МК») на четверых, природа ж осталась, отдохнуть можно?» — риторически спрашивает меня сосед по обзорной площадке. Рядом в лесу спрятался деревянный скит для монахов-затворников Лавры, он как в сказках про Берендеево царство — деревянный, плотно обнесенный бревенчатым частоколом. Перед ним возле шлагбаума охранник в фуражке с кокардой с украинским трезубцем и бумажной маской, спущенной на шею.

Блокпосты Донбасса усилили ротами радиационной защиты

«Вячеслав меня зовут, не работаю я тут — послушание просто в монастыре такое, трудник я, четвертый год в обители, шестой — рядом с войной, — поясняет охранник при маленькой сторожке. — Монахи тут в затворе живут, вокруг частокола походить можно, а внутрь мирян пускают два раза в году — вот на Пасху, к примеру».

Славе 57 лет, он краснодеревщик, столяр, плотник и на все руки мастер — работал в Москве, а деньги привозил в родной Славянск. В 2014 году в дом попал снаряд, один сын с внучками и невесткой уехал куда-то под Луганск, сейчас на неподконтрольной территории, жена у второго сына под Киевом, сам мужик переписал недвижимость на соседей и ушел в монастырь. Он единственный встреченный мной за день в Свято-Успенской Лавре человек, который хоть и неправильно, но носил маску.

«Я в охране стоял на Пасху возле храма, у нас этих масок было множество ящиков, каждому раздавали бесплатно перед службой- поясняет Вячеслав. — Так все потом почему-то в храме их сняли!»

Святогорская Свято-Успенская Лавра сейчас одно из самых скандальных мест в Украине. Местный настоятель митрополит Арсений не стал скрывать службу в храме на Пасху, и вся страна во время онлайн трансляции увидела плотные толпы молящихся без масок. В Святогорск зачастили с разоблачающими сюжетами съемочные группы киевских каналов, едут вереницей журналисты.

Контекст прост — в Киево-Печерской лавре больше половины братии заражены коронавирусом, Почаевская лавра принудительно закрыта на карантин, равно как и Киевская, а в Святогорске, в третьей оставшейся Лавре Московского патриархата ведут открытые службы — диверсия! Вот только тут, на Донбассе смысл совсем другой — регион закрыт снаружи, дороги внутри малолюдны и перекрыты для пассажирского сообщения, а в Лавре кроме пары сотен монахов, постоянно живут около трех сотен бежавших от войны жителей Дебальцево, Славянска и других многострадальных городов. Сообщество этих насельников и трудников максимально закрыто от мира — вот оно и составило ту толпу на пасхальном видео.

Пока в монастыре зараженных официально нет. «Официально» — потому что и анализов на коронавирус никто тут пока никому не делал. Монахи по миру не ездят, доказанных случаев контакта с зараженными нет, самих зараженных до 10 мая в городе Святогорске тоже не было,  и как подступиться к строптивому монастырю-  у власти идей пока нет.

И желания тоже — зона военных действий рядом, в тылу действующей украинской армии пока вроде все спокойно, зачем лишний раз «раскачивать лодку» и оказывать давление на хоть и «московских», но уважаемых православных? Так и живут…

Оцените статью
NRBB
Добавить комментарий