Узбекистан готовит закон против русского языка: накануне переговоров с Путиным

Под шумок эпидемии

Всенародное обсуждение документа, ратующего за запрет русского в делопроизводстве и деловом общении, до 10 мая. Все прекрасно понимают — голос общественности ничего не решит, как сказано, так и будет.

И это при том, что президент страны Шавкат Мирзиеев готовится к визиту в Москву в июне 2020-го года.

Узбекистан готовит закон против русского языка: накануне переговоров с Путиным

фото: pixabay.com

О чем он планирует говорить с Путиным?

Будут ли, например, затронуты проблемы сотен тысяч трудовых мигрантов, выходцев из Узбекистана, которые ныне лишились средств к существованию, но при этом не могут вернуться на родину — официальный Ташкент не принимает.

Получается, в публичном политическом пространстве Россию заверяют в дружбе и сотрудничестве, а реально — опять используют?

Так, несколько недель назад полторы сотни узбекских нелегалов из Подмосковья никак не могли отправить домой, на самолете, который был заранее оплачен российской стороной. Переговоры об этом велись почти неделю. Понятно, одно дело, когда собственные граждане присылают кровно заработанные своим семьям, совсем другое — возвращаются на родину навсегда. Да, работы для них в Узбекистане нет, их массовый приезд и безработица способны повысить уровень социального напряжения, но почему бы, раз уж нам приходится принимать гастарбайтеров у себя, не надавить на узбекское руководство при решении других вопросов, таких, как запрет на деловой русский.

«Условия для нас, русскоязычных, ужесточаются. Снимают вывески по Ташкенту, написанные на русском языке . И ещё — получила последние письма от чиновников, все на узбекском языке. Что делать, не знаю», — пишет мне 50-летняя Елена, живущая в этой стране с самого рождения.

ЗАПРЕЩАЯ РУССКИЙ, СПАСАЮТ УЗБЕКСКИЙ?

Все, кто предпочитает русский, а не узбекский, должны быть оштрафованы. И если документ, лоббируемый Минюстом, будет одобрен и вступит в силу, то за «неиспользование государственного языка должностными лицами в процессе делопроизводства» физическое лицо может схлопотать нехилый штраф в размере от 2 до 5 базовой расчетной величины (БРВ) – 446 тыс. сумов — 1,1 млн сумов (примерно $44.6-110). Для Узбекистана, где на 100-200 долларов можно кормиться целый месяц — неподъёмная сумма.

Окончательное уничтожение русского языка при ведении делопроизводства фактически направлено на вытеснение нацменьшинств (русскоязычное население) из государственных органов, с государственной службы.

Документ был разработан Министерством юстиции и размещен для обсуждения на госпортале СОВАЗ 25 апреля, сообщается на Телеграм-канале ведомства. Обсуждение проходит в крайне спешном и скомканном режиме.

«Государственным языком в республике, согласно статье 4 Конституции, является узбекский язык, — уверяют в своей правоте разработчики законопроекта. — Статья 9 закона «О государственном языке» гласит, что в органах государственной власти и управления работа ведется на государственном языке и по необходимости обеспечивается перевод на другие языки».

В качестве аргумента, «снижающего уважение и внимание к государственном языку», Минюст называет то обстоятельство, что, запрещая русский, они спасают узбекский: «в настоящее время в некоторых государственных учреждениях делопроизводство ведется не на государственном языке, а на другом». Не уточняя при этом – о каком именно языке идет речь.

По мнению разработчиков законопроекта, главная причина того, что «некоторые госучреждения не соблюдают требования законодательства и не используют государственный язык в процессе работы», кроется в отсутствии… соответствующего строгого наказания.

Как подчеркнули в Минюсте, решение штрафовать было принято специалистами после изучения плодотворного опыта ряда стран, где русский деловой уже ликвидирован, в числе последних — Таджикистан, Латвия, Литва и, конечно, Украина. Что ж, отличные примеры для подражания.

ПОД ОСОБУЮ ЗАЩИТУ

Между тем, общественность в Узбекистане разделилась на два ожесточенных лагеря: сторонники идеи господства «титульной» узбекской нации и сторонники «государства – для всех его граждан», считающих закон дискриминационным по отношению к неузбекскому населению. Вторые – почти вся интеллигенция.

Чтобы было понятно: в Узбекистане узбеки составляют около 80 процентов населения. Остальные 20 % – таджики, казахи, русские, каракалпаки, корейцы. Очень много русскоязычных узбеков, а также двуязычных, первые предпочитают общаться на русском, вторые, в зависимости от ситуации, могут и так, и эдак. В соседних Казахстане и Кыргызстане по два госязыка – местный и русский. В Узбекистане правящая верхушка, увы, почему-то упорно не желает признавать государственный статус русского, хотя русские классы в школах набиты под завязку – люди понимают, что это нужно, и стремятся отдать детей именно туда. Работать, кроме как в России, все равно негде — ну, может быть, ещё в Турции.

Узбекистан готовит закон против русского языка: накануне переговоров с Путиным

После смерти президента Каримова в 2016 году к власти пришел его премьер-министр Шавкат Мирзиёев, именно при нем стали предприниматься скрытые, но упорные шаги по выдавливанию русского. Во всяком случае, по данным «МК», законопроект, о котором объявил Минюст, спустили в ведомство с самого верха. 

…Три года назад в 2016-м автора этих строк принудительно депортировали из Узбекистана.

Меня задержали после того, как я встречалась с русскими учительницами и расспрашивала их о проблемах преподавания русского языка в Узбекистане, ничего кроме.

Собственно говоря, я не собиралась очернять узбекскую действительность, а писала материал как раз о том, как важно в наше время быть толерантными, гражданами мира, что узость мышления не доводит до добра, больше языков — хороших и разных.

«Русскоязычные в Узбекистане — это не только русские, армяне, немцы, украинцы и корейцы, а те же узбеки, — рассказывали мне местные журналисты и правозащитники. — Русский в Центральной Азии не является собственностью только русского этноса или Российской Федерации, а представляет из себя часть мультикультурного центрально-азиатского сообщества и нуждается в поддержке именно в качестве такового". Не ожидала, что меня вышлют за такую мелочь, как общение с русскоязычными гражданами. Однако знающие люди поздравляли потом: оказывается, мне крайне повезло, что моя депортация совпала с выборами нового президента, времена были смутные, поэтому я и отделалась легким испугом, а не тюремным сроком за журналистскую деятельность без официальной аккредитации.

Так или иначе итог один — Я выслана. Без решения суда — меня туда даже и не возили, не подписала ни одной бумаги с печатями, мне их даже и не показывали, вообще — безо всяких мало мальски вразумительных объяснений.

Въехать в Узбекистан я не смогу, похоже, больше никогда. Очень жаль, я любила эту страну…

ЦЕНА ДРУЖБЫ

Узбекистан – очень важное для России направление, особенно в дальнейшей перспективе. Здесь живут 34 миллиона человек, население быстро растет, через несколько лет оно вполне может перегнать по численности Украину, и будет вторым по демографии в СНГ. Сейчас в крупных и мелких городах русский очень распространен, он выгоден, поэтому количество русских школ даже увеличивается.

Хотя в теории следовало бы сделать государственными 4 языка: узбекский, русский, казахский и таджикский, языки крупнейших этнических общин – все они равные граждане страны и имеют на это полное и законное право.

Кстати, после распада СССР и до 1996-го года русский и был официальным языком, тогда как узбекский — государственным, то у них был практически равный статус. Пока покойный президент Каримов это не изменил. Борис Николаевич на выпад никак не отреагировал.

И тем не менее самые разумные узбеки сегодня понимают, что русский нужен. Год назад группа узбекской интеллигенции выступила с призывом сделать русский вторым государственным. Но они услышаны не были.

Активизирующиеся тем временем националисты в дискуссиях по обсуждению последнего законопроекта часто обзывают русских завоевателями, оккупантами: просто к сведению, какого-то особого приоритета за ними нет, и русские, и узбеки, живущие на территории современного Узбекистана (а также персы, монголы, арабы, тюрки, греки, калмыки) — представители многих волн завоевателей, всего таких «волн» было как минимум полтора десятка за тысячелетие. Какого-то морального приоритета на эту землю за каким-то одним этносом нет. 

Проблема упирается в то, что сама Россия, страна, интересом которой явно должна являться защита русского языка, ничего не делает в этом плане. Вообще. Абсолютно.

ПРИЖАТЫЕ К СТЕНКЕ

Если не разрешить последний языковой конфликт в интересах России, то этим вполне могут воспользоваться исламистские образования и враждебные державы, которые и так настраивают страну и ее население против Москвы , мы же заинтересованы в обратном, поэтому следует жестко отстаивать интересы русскоязычного и симпатизирующего населения.

При грамотной пророссийской политике Узбекистан как страна, географически расположенная в центре Средней Азии и самая густонаселенная, сохранит русский в качестве второго родного, он останется средством общения народов в регионе. И, разумеется, будет влиять на мировую политику в целом.

В первой половине лета запланирован визит Мирзиёева в Москву. Планируется заключение с Россией договора о стратегическом партнерстве. Причем, по инициативе Ташкента.

Во время личного общения двух президентов мы могли бы потребовать не только не дискриминировать русских и русскоязычных граждан страны, но и отстать от русского языка.

Также у РФ остаются рычаги давления в виде армии гастарбайтеров, которые ежегодно пересылают из России около 5 млрд долларов, это сопоставимо с третью всего бюджета Узбекистана.

Вопрос в том, чтобы этот вопрос не был обойдён ради каких-то иных высоких целей, неведомых многочисленным простым-гражданам Узбекистана, которые могут быть лишены самого важного — общения на родном языке.

Оцените статью
NRBB
Добавить комментарий